Электронная библиотека - от проекта до реализации
Российские электронные библиотечные ресурсы и авторское право

Автор: Шрайберг Я.Л.

Источник: http://ellib.gpntb.ru/subscribe/index.php?journal=ntb&year=2005&num=10&art=1

Достаточно высокий уровень автоматизации, постоянно нарастающая компьютерная мощность и развитие Интернет-технологий позволили российским библиотекам с начала века интенсивно развернуть работы по созданию и использованию электронных ресурсов, включая и собственные электронные библиотеки.

В традиционной библиотеке электронные библиотеки являются сегодня одной из новейших информационных технологий, направленной на повышение эффективности и качества обслуживания пользователей, и в целом содействуют достижению одного из главных ориентиров - обеспечению пользователей комфортным обслуживанием полного цикла в удаленном режиме. Последнее означает, что пользователи, войдя через Интернет в электронный каталог библиотеки, могут найти, заказать и получить на свой компьютер электронную копию документа из библиотечного фонда, не покидая своего рабочего кабинета или дома.

Небольшие потоки российских пользователей библиотек именно так и обслуживаются. Однако этим могут похвастаться пока только ГПНТБ России и несколько других библиотек, правда, предоставляющих ограниченный вид литературы - в основном статьи из научно-технических журналов.

Обеспечение такого режима, равно как и возможность обслуживания полными электронными текстами пользователей, приходящих непосредственно в библиотеку или являющихся её абонентами по каналу электронной доставки документов, заставляет библиотеки интенсифицировать наработку собственного электронного ресурса и легального использования (заимствования) чужого.

Хорошие темпы проведения оцифровки собственных коллекций позволяют многим ведущим библиотекам страны обеспечить своих пользователей новым сервисом и наработать свой электронный ресурс для обмена/продажи его другим клиентам. Здесь прежде всего следует отметить Российскую государственную библиотеку, оцифровавшую около 50 тыс. полных текстов отечественных диссертаций, почти 7 тыс. полных текстов книг (в основном XVII-XIX вв.), ГПНТБ России, создавшую электронный фонд полных текстов авторефератов диссертаций по науке и технике (более 10 тыс. названий), Российскую национальную библиотеку, обеспечивающую перевод в цифровую форму редких рукописных, архивных и изографических материалов, а также первопечатных и раскрашенных вручную карт, Научную библиотеку С.-Петербургского технического университета, которая ведет оцифровку авторефератов диссертаций Северо-Западного региона страны, БЕН РАН, Российскую государственную библиотеку по искусству, а также целый ряд других, в том числе многие отраслевые и муниципальные публичные библиотеки.

Например, ЦБС "Люблино" в Южном округе Москвы открыла электронный читальный зал, где выдается литература по вопросам муниципального самоуправления, представлена электронная галерея искусств. Кроме того, многие библиотеки дополняют этот оцифрованный ресурс электронными ресурсами собственной генерации: полными текстами каталогов, указателей, сборников, методических пособий, книг, журналов, издаваемых в самой библиотеке, и, соответственно, имеют права на исходные электронные тексты этих документов.

Можно привести больше примеров и цифр, показывающих действительно резко возросший уровень "электронизации" в отечественных библиотеках: количество библиотек, приобщающихся к этой технологии, ежедневно увеличивается. Цель моего доклада - связать вопросы наращивания электронного ресурса в отечественных библиотеках (не секрет, что это делается не всегда системно и согласованно) с обеспечением авторского и, возможно, интеллектуального права. Я хочу попытаться проанализировать, как в нашей стране обеспечиваются, с одной стороны, постоянно декларируемое всеми мировыми информационными и общественными структурами право человека на свободный доступ к информации, с другой - задачи библиотек по обеспечению доступа своих пользователей к ресурсам библиотек, и защита авторских прав - с третьей.

Я не сторонник таких "оригинальных" решений проблемы авторского права, как, например, полное ограничение всех видов электронного репродуцирования и неполное - ксерокопирования и микрокопирования. А этим грешит целый ряд зарубежных библиотек, в том числе и американских. Российские библиотеки идут несколько иным путем и, на мой взгляд, он может быть поучительным.

В России правовое регулирование создания и использования электронных библиотек и электронного ресурса в целом закреплено рядом федеральных законов, прежде всего Законом о библиотечном деле, принятом в 1994 г. Он устанавливает право библиотек на сбор и предоставление в обслуживание информации с целью обеспечения всеобщей доступности граждан страны к информации. В этом же законе (статьи 12-14) определены правовые основы создания электронных библиотечных фондов, заметьте, в 1994 г. - в том году, когда появился знаменитый доклад Мартина Бангемана (Европейский Союз) и впервые на официальном уровне обозначены проекты, связанные с электронными библиотеками.

Годом ранее - в 1993 г. - принят закон "Об авторском праве и смежных правах", который вкупе с двумя другими федеральными законами сформировал правовое поле, не уступающее по базисным основам европейским странам и США. Это - законы Российской Федерации "Об информации, информатизации и защите информации", 1995 г. (статьи 16-19 отражают вопросы создания и использования электронных каталогов и баз данных в библиотеках), более ранний закон (1992 г.) "О правовой охране программ для электронных вычислительных машин и баз данных" и специальный закон "Об участии в международном информационном обмене", 1996 г. Добавим к этому ряд нормативных актов, признание Россией Бернской конвенции об охране литературных и художественных произведений (1986 г.), Римской конвенции об охране музыкальных произведений (1961 г.), документов и решений Всемирной организации интеллектуальной собственности (ВОИС) и основополагающих документов ИФЛА, в частности, Заявления по вопросам авторского права в электронной среде (Пекин, 1996 г.) и рекомендации Комитета ИФЛА по авторскому праву и другим правовым вопросам (CLM). И наконец совсем недавно (20 июля 2004 г.) принятый федеральный закон "О внесении изменений в Закон РФ "Об авторском праве и смежных правах" отразил дополнения, касающиеся электронных изданий и ряда положений международного права.

Становится ясно, что для библиотек правовая платформа, по крайней мере, по проблеме охраны авторского права и защиты интеллектуальной собственности в стране существует. Можно долго говорить о том, что законы плохие, что их не хватает, что надо принимать новые законы, специальные подзаконные акты и постановления, и при этом не соблюдать элементарных норм авторского права - это легко.

Я со всей определенностью могу утверждать, что в этой сфере в России законов достаточно, они нормальные, недаром в 1993 г. европейские эксперты высоко оценили проект закона "Об авторском праве и смежных правах", признав его текст одним из лучших среди европейских законов.

Конечно, ряд пока еще не принятых законов мог бы более точно прояснить все еще существующие правовые разночтения в деятельности библиотек по репродуцированию документов библиотечного фонда, но это не так принципиально. Повторю: сегодня в существующей в России правовой среде можно обеспечить нормальное соблюдение закона об авторском праве и не ущемлять интересы пользователей. Надо только хотеть этого.

Рассмотрим некоторые результаты взаимодействия библиотек с законом об авторском праве из отечественной библиотечной практики. Вначале вернемся к ксерокопии, традиционному и самому распространенному среди библиотек виду репродуцирования.

Практически все национальные законодательства, в том числе и российское, не запрещают копировать статьи и фрагменты книг в личных интересах и интересах образования, однако схема работы этого процесса в России и многих западных странах разная и фактически строится по принципу разделения ответственности. В России ксерокопировальные автоматы в библиотеках доступны пользователям, как правило, только через оператора и поэтому на оператора (т.е. на библиотеку) ложится ответственность за возможные нарушения авторского права при копировании. Предположим, например, что пользователь принес на копирование книгу целиком и оператор ее скопировал или, если оператор отказал, пользователь, придя 2-3 раза, скопировал книгу по фрагментам, а потом собрал их вместе и получил тот же результат. На ком лежит в данном случае ответственность? Все равно на библиотеке.

В западных странах, как правило, ксерокопировальные автоматы стоят в зале и работают по системе самообслуживания: библиотека выдала пользователю книгу и хочет потом получить ее обратно; что, где и сколько читатель копировал, библиотеке неизвестно, если только не ставить специального контролера, что чаще всего никто и не делает. В этом случае правовая ответственность переключается на пользователя, и если он нарушает авторское право, то это уже его проблемы. Но в целом в ксерокопировании и даже микрокопировании (а страховые копии на микрофильмах делают многие библиотеки, хотя это тоже фактически производство внетиражного экземпляра издания) не возникало громких скандалов и проблем, связанных с нарушением авторского права, так как в подавляющем большинстве эти источники копирования служат лично студентам, аспирантам, исследователям, ученым и другим пользователям или помогают обеспечить сохранность библиотечного фонда, в том числе восполняя утраты или замещая ветхие, пришедшие в негодность издания (не подлежащие реставрации).

Фактически ситуация с проблемой соблюдения библиотеками авторского права обострилась именно с появлением технологий сканирования и создания электронных библиотек, прежде всего потому, что электронные файлы изданий легко позволяют производить любое репродуцирование. Эти проблемы предвидели - еще в упомянутом выше Заявлении ИФЛА (1996 г.) продекларировано, что именно библиотекам принадлежит ведущая роль в обеспечении доступа к электронной информации. ИФЛА рекомендовала национальным законодательным органам внести необходимые поправки, обеспечивающие равные возможности для электронных и печатных изданий. Для электронной информации, получаемой в результате репродуцирования, должны быть установлены такие же права, как и для печатной. И главное - за библиотеками и архивами должна быть законодательно закреплена функция беспрепятственного перевода в машиночитаемую форму текстов, изображений и т.д., охраняемых или не охраняемых законом об авторском праве, прежде всего в целях консервации и сохранности.

На деле все сложнее: в российской практике библиотеки, начиная работу с электронными копиями, руководствовались примерно теми же правилами, что и для печатных изданий, но появление большого числа полнотекстовых нелегитимных изданий в Интернете, хаотичная и не всегда обоснованная деятельность отдельных библиотек по развитию своих электронных полнотекстовых коллекций даже и в интересах пользователей не всегда обеспечивались правовой основой. Начали появляться первые иски в судах, например, известная в российском Интернете "Библиотека Мошкова" сейчас имеет около десятка исков одновременно, хотя не все из них бесспорны. Это прецеденты, но это и положительные факторы - авторское право стали уважать и защищать. Вместе с тем типичны и следующие три примера, почерпнутые мною из практики, которые, с одной стороны, явно нарушают авторское право, а с другой - защищают право человека на информацию и обеспечение требуемого комфорта информационного обслуживания.

Пример 1. Одна их студенток МГУКИ рассказала мне, что, получив задание прочитать к экзамену роман В. Набокова "Лолита", не смогла найти его в печатном варианте, так как болела, не было возможности сходить в городскую библиотеку, а в студенческой этот роман оказался "на руках". В течение нескольких минут она нашла роман в Интернете, явно на каком-то неофициальном сайте, перекачала на свой компьютер, распечатала (не пожалела принтер и бумагу), прочитала копию, затем уничтожила ее, экзамен сдала на отлично. Когда я ей сказал, что она нарушила авторское право наследников писателя - создала незаконную копию романа, она удивилась и спросила: "А кому от этого плохо? Роман прочитала, экзамен сдала, копию уничтожила, кто от этого пострадал?"

Пример 2. В ряде вузов, особенно технических университетов страны, особенно периферийных, ощущается явная нехватка учебников для всех студентов. Там разработаны, я сам видел, готовы к реализации и уже начали воплощаться несколько проектов, когда спрашиваемые учебники сканируются, помещаются во внутреннюю сеть - Интранет - и предоставляются всем студентам данного университета из любых мест, где есть рабочие станции этой сети: лаборатории, аудитории, библиотеки, общежития. Мое замечание ректору одного из университетов о том, что это в принципе нарушение авторского права, вызвало недоумение: "А в чем проблема? Мы же не даем эту информацию вне стен института, мы обеспечиваем учебный процесс".

Пример 3. В Рунете (российском Интернете) и вообще в Интернете много разнообразной бесхозной полнотекстовой информации, и некоторые библиотеки, желая улучшить собственный электронный ресурс и дать больше возможностей пользователю, отбирают эту информацию на свой сервер, систематизируют, каталогизируют и предоставляют в доступ своим и даже удаленным пользователям. На слова о том, что здесь есть нарушение авторского права, владельцы и администраторы этих библиотек уверенно отвечают, что если владельцы поместили информацию в Интернете свободно и не защищают ее, то с ней можно делать, все что угодно, а на реплику, что среди этой информации могут быть и нелегальные или даже ворованные копии авторских произведений, удивленно отвечают, что это дело владельцев сайта, на котором размещена данная информация, мы же просто хотим улучшить обслуживание наших пользователей.

Эти три примера, как и целый ряд других, показывают, что все же требуется более точная доработка нормативных или подзаконных актов об авторском праве в Интернете.

Так, в Государственной Думе РФ лежат законопроект "О правовом регулировании глобальной информационной сети Интернет в Российской Федерации" и ряд других - "О праве на информацию", "Об информации персонального характера" - все еще не внесенные на утверждение. Разработаны, но не приняты специальные подзаконные акты, которые и должны на основании действующего законодательства фактически дать библиотечно-информационным институтам инструмент для работы с электронным репродуцированием.

Что ожидают наши библиотеки от законодателей и правительственных органов сегодня, когда практика библиотек опережает законотворчество, когда необходимость обеспечения свободного доступа пользователей к электронным документам, копирования и сканирования отвечает потребностям членов общества, которые для этого и приходят в библиотеки, когда назрела явная необходимость предоставить библиотекам право на репродуцирование особо ценных изданий, снять ограничения на объемы копирования, защитить свои электронные ресурсы от несанкционированных посягательств? Библиотеки страны ждут помощи от законодателей и продолжают на свой страх и риск работать, иногда балансируя на грани закона, а иногда и вынужденно нарушая его в интересах своих пользователей.

По сути сегодня смягчилось противопоставление права библиотек на предоставление информации пользователям и авторского права, и ситуация практически такая же, как и со свободой и защитой информации, но тем не менее надо отметить, что главные российские библиотеки, создающие и использующие электронную информацию, действуют осторожно, аккуратно и не закрывают современные технологии от читателей, как это делают особо осторожные администраторы в некоторых библиотеках за рубежом.

Например, в начале февраля 2005 г. РГБ подписала два соглашения с двумя авторскими обществами: организацией "Копирус" (5% от сборов библиотеки за оказание копировальных услуг) и Российским обществом по мультимедиа и цифровым сетям; последнее будет заниматься мониторингом авторских прав на электронные ресурсы РГБ в Интернете (2% от продаж). Обе организации берут на себя проблемы взаимоотношений и взаиморасчетов с авторами. Кстати, по оценкам экспертов размер рынка авторских сборов в России в 2005 г. планируется на уровне 200 млн долларов.

На "круглом столе" "Авторское право в электронном пространстве, электронные библиотеки", организованном 14 дек. 2004 г. в Москве Федеральным агентством по печати и средствам массовых коммуникаций, присутствовали около 60 представителей крупнейших производителей электронной продукции (Рамблер, Яндекс, РГБ, "Кирилл и Мефодий", ГПНТБ России, "Библиотека Мошкова", НТЦ "Информрегистр"), рекламных агентств, СМИ, юристов, адвокатов, государственных чиновников (мне была предоставлена честь его вести). На этом заседании подведены некоторые итоги работы организаций страны в электронном информационном пространстве с позиции правового поля. Отмечено, что ситуация медленно, но неуклонно улучшается, хотя пиратская продукция (печатная и электронная) составляет от 30 до 90% общего объема продаж.

Многие компании уже обзавелись своими юристами и адвокатами; участились случаи судебных разбирательств по авторским претензиям, хотя сегодня часто процессы начинают не против нарушителя, а против электронных библиотек, грозя создать серьезные проблемы по их распространению. Поэтому мы всячески приветствуем недавнее весьма примечательное событие - создание Российской ассоциации электронных библиотек (РГБ и ГПНТБ России - одни из учредителей), которая совместно с давно и успешно действующей Международной ассоциацией пользователей и разработчиков электронных библиотек и новых информационных технологий (широко известной как Ассоциация ЭБНИТ) должна усилить работу в этом направлении. Кроме того, было важно, что начали получать распространение авторские договоры, которые библиотеки - напрямую или через специализированные агентства - заключают с авторами; на повестке дня стоит вопрос о создании и в библиотеках страны служб "copyright".

Изменения в российском законодательстве от 20 мая 2004 г. в чем-то помогли, а в чем-то и ограничили деятельность библиотек по созданию и использованию электронных ресурсов, поэтому данная тема все еще открыта, и тот круг вопросов, который я привожу в заключение своего доклада и который всесторонне обсуждался на вышеупомянутом "круглом столе", показывает серьезность подхода, объединившего желание государственных чиновников, государственных и частных компаний выработать единые принципы работы в правовом поле сегодня. Это:

  • организация деятельности и тенденции развития электронных библиотек в России и мире,

  • востребованность и ценность электронных библиотек в современном обществе (роль и место электронных библиотек в образовании нации),

  • механизмы правового регулирования обеспечения деятельности электронных библиотек и иных поставщиков контента в России,

  • место государственных институтов в развитии и поддержке электронных библиотек и обеспечение соблюдения прав заинтересованных сторон,

  • взаимодействие публичных библиотек с электронными библиотеками,

  • этический и экономический аспекты деятельности электронных библиотек,

  • создание ассоциаций электронных библиотек, их цели и задачи.

Как видим, это серьезно, и еще раз доказывает, что наша страна делает, пусть еще небольшие, но уверенные шаги на пути к созданию правового гражданского общества.

Доклад, представленный на 7-м Международном семинаре "Электронные ресурсы и международный информационный обмен" (6-12 марта 2005 г., Вашингтон-Нью-Йорк, США).

Модели реализации электронных библиотек
Выбор технологий
Предпроектная поддержка (консультация)
Реализация под ключ
Техническая поддержка
Нормативно-методическая поддержка
Правовая и юридическая поддержка
Статьи
Глоссарий
eXTReMe Tracker
www.alee.ru
www.bibliostorm.ru
www.scandocs.ru